Lupivshiy (lupiv) wrote,
Lupivshiy
lupiv

левый левый левый берег Дона...


      Пост для НЕростовчан, ибо всем ростовчанам данное положение не новость. Для них это просто текущая ъопа, с которой невольно приходится считаться, в которой приходится как то жить, и которую надо еще потерпеть. Город внезапно лишился одной из важнейших и основных своих транспортных составляющих, в результате чего на некоторое время находится в перманентном коллапсе.

      Как и другие города страны мы мучаемся от нарастающих пробок. Каждые три года автопарк удваивается, а площадь дорожного полотна растет ежегодно на мизерные проценты. На улицах становится все теснее. Мобильность в черте города обрастает новыми проблемами. На забойных магистралях пробки становятся системным явлением. Участились случаи многочасовых заторов. И вот внезапно клюнул жареный петух.

      Ростов-на-Дону, как известно, представляет собой город могучий на речке вонючей. Старинная центральная его часть буквально примыкает к набережной и занимает десяток километров высокого правого берега. Левый берег это затопляемая пойма, на нем преимущественно портовые промпредприятия и рекреационная зона. Зато недалеко расположенные южнее городки и поселки стали фактически городскими пригородами. Маршруткой из Батайска и Азова добраться в центр Ростова можно порою быстрее, чем из северных районов города. Можно было пока не лопнул самый главный мост.

      Этот автомобильный бетонный мост называется Ворошиловским, потому что находится в створе самой сердцевинной улицы Ростова. Его высота над водой до 40 метров (излюбленное место суицидников), шириной в две полосы, ему сорок лет. Когда то он был советским экспериментом. Арматурный каркас в нем склеен, а не сварен как во всех остальных мостах в стране. Видимо поэтому он лопнул и осел на 40 см на одном из пролетов всего через полгода после очередного капремонта. Наступил локальный апокалипсис.

      Сотни тысяч людей завязаны так или иначе на ежедневное перемещение через реку. Кто-то живет в пригородах, кто-то там работает. В последнее время множество предприятий было выведено из центра города в заречную промзону. Под удар техногенной аварии попал и знаменитый Левбердон с его помпезными ресторанами, убранству которых завидовал Муленруж. Стриптизерш туда привозили икарусами, мясо на шашлыки уходило вагонами, на ночь съезжались бандиты со всего Кавказа.

      "Рядом рядом омуты и мели... Мы до них добраться не умели..", - пророчески поет известный шлягер. Путей обхода лопнувшего моста не так уж много. Существуют подобные узенькие мосты в 10 км выше (Аксайский) и ниже (Гниловской) по течению. Весь автомобильный трафик переместился туда, создав неимоверные пробки в этих бутылочных горлышках. Ворота Кавказа закрылись на одну створку. В этом году уже началось строительство суперсовременного шестиполосного мостового перехода в створе улицы Сиверса, но это дело долгое и там еще толком землеотвод не закончен.

      Власти города кинулись аврально сглаживать социальные последствия форс-мажора. Через Дон запущена линия речных катерков, которые смогут переправлять людей до зимы. На местном вокзале к 10 южным электричкам добавлено еще 34. Но возможности жд-моста так же ограничены. Его тоже строили как эксперимент, еще до революции по британскому проекту. На обеих берегах стоят башни, в которых 4 солдата вручную (по другой версии - электромоторы) на цепях поднимают центральную секцию моста два раза в сутки для прохода кораблей.

      А Ворошиловский мост рискует навсегда остаться только пешеходным. Сейчас под ним срочно возводят дополнительную опору для укрепления просевшего пролета. После ремонта по нему пустят поток пеший и велопоток. А специальсты предупреждают, что состояние остальных пролетов не лучше аварийного. И подпорку посреди фарватера не воткнешь.
Tags: ростов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments