Lupivshiy (lupiv) wrote,
Lupivshiy
lupiv

мемуары# премьера рубрики


      Терпеть не могу когда седовласые дядьки начинают сюсюкать про свое доисторическое детство: "когда я маленьким был меня мама на столе обвела карандашом и сшила мне костюмчик в котором до третьего класса проходил". Тьху.

      Однако бывают в жизни моменты, которые часто в памяти всплывают и заснуть не дают. Надо будет записать некоторые, во избежание внезапной амнезии. А то мало ли, сосульки сейчас падают. Или вот опухоли в мозгу сейчас врачи все чаще находят.

      Итак. Август 99. Мы сплавлялись на плоту по реке Снежная в Бурятии. Энтузиазм советского спортивного туризма уже сходил на нет. Поэтому полноценную команду сколотить не удалось и пришлось идти впятером. Четверо управляли плотом в опасных порогах, а пятый фиксировал прохождение с берега на фотокамеры.

      Эти фотки нужны были для иллюстрации отчета. После каждого большого категорийного похода нужно было потом писать подробный отчет с приложением карт, билетов, фотоснимков. Потом все это сдавалось в областную мандатно-квалификационую комиссию (МКК) для получения спортивного разряда. Лучшие отчеты посылались в Москву на всероссийский ежегодный конкурс.

      Плот представлял собой два продолговатых надувных тубуса, соединенных деревянной рамой. К раме привязывались посредине рюкзаки. Спортсмены в касках и спасжилетах сидели верхом на тубусах и управляли веслами. Перед каждым опасным поворотом вперед высылался дозор пешком по берегу на разведку.

      Очередной порог назывался Хамардабанский прорыв и растянулся на семь километров. Фактически это была череда порогов разной сложности. В этом месте река пробивала себе путь сквозь хребет Хамардабан (Восточные Саяны) и петляла узкой змейкой в глубоченном каньоне. Разведывать приходилось буквально каждый метр и решать по какой именно стремнине лучше всего миновать те или иные грозные подводные камни.

      На прохождение этого изматывающего порога ушел весь день. Оставался последний опасный порожек. Вода в этом месте сливалась с небольшого водопадика, тут же билась в массивный утес, поворачивала и мимо небольшого пляжика уходила в темный мрачный коридор с отвесными стенками высотой метров двести. В том коридоре делать пешую разведку было невозможно- оставалось только плыть доверяясь описаниям других отчетов в МКК.

      Перед этим порожком мне выпал жребий делать снимки с берега. Ребята должны были пройти порог и забрать меня, причалив к пляжику. Я забрался на утес, разложил перед собой фотокамеры и приготовился заснять все моменты и фазы прохождения сложного участка. Каждый аппарат был настроен и сфокусирован на свой сектор- приближение, порог, выход из порога, разворот у скалы и тд.

      В начале все шло хорошо. Порог прошли красиво. Только на выходе подзастряли чутка под струей. Их вынесло боком. Развернуть рафт не успели и мощный поток сходу ухнул его о мой утес. Я сидел наверху и с ужасом видел как моих товарищей затягивает под скалу. Глаза вытаращены, лица напряжены, раму поломало, весла уплыли с потоком.

      Но я сверху ничем не мог им помочь. Хрупкие фотики мешали мне быстро подняться. Пока выпутывался, ребят под водой пронесло мимо пляжа и они держась за остатки плота быстро уплыли в темный отвесный коридор. Пришлось остаться одному. Кругом тайга. На десятки километров никакого жилья.

      В тот момент было непонятно куда идти, живы ли товарищи. Вдоль реки никак не пробраться. Предстояло карабкаться и преодолевать высоченный скалистый горный хребет. Но на мне резиновый костюм "гидрашка", резиновый спасательный жилет, резиновые тапочки, все мокрое, скользкое, тяжелое. На голове каска. На шее фотики. В потайном кармане записка с домашним адресом, конфетка и десяток спичек.

      В первый момент было ясно, что если выживу, то запомню навсегда свое отчаяние. Предстояло в одиночку выбираться. Полез на гору, цепляясь за хлипкие сосенки и корневища. Два раза падал. Гидрашку порвал. Кричал вниз с очередной скалы и дальше карабкался. Один раз спугнул крупного зверя.

      К ночи удалось спуститься снова к реке на той стороне хребта. Нашел своих друзей у костра. Все были здоровы, не хватало весел и долго клеили плот. Не верили что снова меня встретят и собирались утром организовывать поиски. К Байкалу мы приплыли дней через десять.

      В прибрежной деревне справились у мужичков: как в мире дела? как там Степашин? Буряты удивлялись- Какой нах Степашин! У нас уже Путин! И бензин по 12 рублей! Но нам это было все равно. Мы улыбались и спешили домой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments